Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

профиль_spb

библиографическое

А вот скажите, как так может быть, что 5-томное прижизненное издание французского поэта Мильвуа, вышедшее в 1814 г. (Oeuvres completes de Charles Millevoye. Paris: Firm. Didot, 1814), практически не оставило по себе никакого следа в самых разнообразных библиотеках?

А вот, оно ведь в Петербурге в старые времена продавалось http://dlib.rsl.ru/viewer/01005062978#?page=269
Collapse )
А занадобилось оно мне вот по какому поводу: в пушкинской записной книжке ПД 830 есть, как известно, вписанный дружеской рукой эпиграф, до сих пор не опознанный:

Que de beaux chants je méditais encore!
Ma Gloire à peine atteignait son aurore.

При некоторых несложных разысканиях первая строчка легко отыскивается в небольшой поэме Мильвуа на скандинавский сюжет под названием "La rançon d'Egill" ("Искупление Эгиля" -- вот этот вот сюжет https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D1%8B%D0%BA%D1%83%D0%BF_%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%8B ):



Но нетрудно заметить, что в этом издании 1822 г. (как и во многих последующих, доступных в сети) в этой части явный брак набора -- эта строка остается без рифмы. Надо думать, что в нормальном издании 1814 (а, может быть, и 1820 г.) текст был полный, и там, видимо, то самое двустишие, которое было вписано в будущую пушкинскую записную книжку.
профиль_spb

от ямщика до первого поэта

Читаю тут некоторой надобности ранние статьи о русских народных песнях -- и вот что подумалось при взгляде на примеры и цитаты в двух статьях 1818 г. - "Нечто о народных Руских песнях" А. П. Гевлича (Соревнователь. 1818. Ч. 2. Кн. 3. С. 337-354) и "О характерах Русских народных песен" А. Г. Глаголева (Труды Общества Любителей Российской Словесности при Императорском Московском Университете. 1818. Ч. 11. Кн. 17. С. 33-51; это даже можно см. https://books.google.ru/books?id=gNZKAAAAcAAJ&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false)

Поэт Пушкин, выходит, цитирует в разных своих сочинениях и записывает в набросках, так сказать, эталонные русские песни, те, которые, например, называют в качестве образовых оба упомянутых автора.
Collapse )
профиль_spb

мутно небо, ночь мутна

Спрошу вот про поэта Пушкина - не кажется ли вам, что эти вот два текста на первоначальном этапе могли быть частью одного замысла?

Один текст - впоследствии оконченный и очень известный: это "Бесы", другой - известный довольно плохо и не вполне отделанный - с условным заглавием "Стрекотунья белобока".

Черновой автограф и "Бесов" и этого прекрасного текста про сороку находятся в тетради ПД 841 (л. 122 об.), подряд и буквально вперемешку, что, естественно, отмечалось исследователями рукописей. Отмечалась также и их мотивная связь (ночной зимний пейзаж в фольклорно-приметном антураже), и фольклорные ориентиры.
Но не была ли эта связь еще более тесной?
Collapse )
профиль_spb

наши сети притащили...

... источник эпиграфа, первоначально предполагавшегося для пушкинского "Кавказского пленника" (тетрадь ПД 830. Л. 9 об.)

Пушкин хотел поместить туда аж два эпиграфа - один из Фауста, знаменитое "Gieb meine Jugend mir zuruck", под которым аккуратно подписан источник "Goethe. Faust", и другой эпиграф -- французский, 4-строчный, безо всяких указаний, кто и откуда:

C'est donc fini, comme une histoire
Qu'une grand' mère en ses vieux ans —
Vient de chercher dans sa mémoire
Pour la conter à ses enfants.

Источник этого эпиграфа, сколько известно, до сих пор не установлен - и не удивительно. Но гугл-букс его все-таки нашел (искалось, как водится, совсем другое, но нашлось это).
Collapse )
профиль_spb

Не пью, любезный мой сосед

Вот какой вопрос никак не дает мне уснуть: в известном стихотворении поэта Катенина, адресованном Пушкину http://scanpoetry.ru/poetry/11115), в самом его конце речь идет о все том же волшебном кубке, пришедшем к Пушкину, или о какой-то другой, лично катенинской чаше?

Когда, за скуку в утешенье,
Неугомонною судьбой
Дано мне будет позволенье,
Мой друг, увидеться с тобой,—
Из кубка, сделай одолженье,
Меня питьем своим напой;
Но не облей неосторожно:
Он, я слыхал, заворожен,
И смело пить тому лишь можно,
Кто сыном Фебовым рожден.
<...>
Надеждой ослеплен пустою,
Опасным не прельщусь питьем
И, в дело не входя с судьбою,
Останусь лучше при своем;
Налив, тебе подам я чашу,
Ты выпьешь, духом закипишь,
И тихую беседу нашу
Бейронским пеньем огласишь.

Тынянов, судя по всему, считал, что речь идет о разных, так сказать, тарках:
"Питье Пушкина взято под подозрение, оно «опасное». Намек на то, что кубок «попадал из рук в руки и даже часто невпопад», развивается далее в вопрос: не может ли пить из этого кубка кто угодно, и кончается приглашением отведать катенинского напитка. <...> в посвящении Пушкину предлагался выбор между его сомнительным питьем и катенинской чашей".

Но нельзя ли финал катенинского стихотворения понять и так: Пушкин, обладатель волшебного кубка "русского певца", должен изведать, действительно ли тот годится только истинным гениям, и если так, то тогда Катенин не решится пить из него (опасаясь, что он не гений) и останется "при своем", а Пушкину он нальет в его эту волшебную чашу (=кубок) -- "Налив, тебе подам я чашу...", и тот закипит и будет услаждать слух Катенина "бейронским пеньем".
профиль_spb

Ко дню рожденья нашего всего

В примечаниях Большого академического издания к стихотворению "К. А. Тимашевой" http://www.feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push17/vol03/y03-032-.htm несколько глухо и завлекательно имеется ссылка на копию Соболевского, где последний катрен записан в двух вариантах, из которых один назван Соболевским: „Для нас“, и другой: „Для дам“", но никаких следов этих "двух вариантов" в разделе "Другие редакции" не обнаруживается...

Зато обнаруживаются они в натуральной копии Соболевского, который сначала записал этот известный текст вот в каком виде:

Collapse )

Posted via LiveJournal app for iPad.

профиль_spb

Остафьевская библиотека

А вот не подскажете, мудрые и знающие:
где можно было бы поискать экземпляр "Эды и Пиров"; с поправками Баратынского, который принадлежал Вяземскому, хранился в Остафьевской библиотеке и был описан Нечаевой в 1922 г. как хранящийся в "Остафьевской библиотеке в Центрархиве"? Такую же ссылку (Центрархив) дает в своих комментариях и Купреянова в Изд. 1936.

в РГАЛИ, куда из Центрархива поступил Остафьевский архив, библиотека, сколько я понимаю, не попала; тут вот http://russia.rin.ru/guides/6521.html пишут, что книги Остафьевской библиотеки были переданы в Ленинку и влиты в общий фонд.
Но неужели книжка с автографом Баратынского может так просто лежать в Ленинке?

где бы уточнить про судьбу книг из Остафьевской библиотеки?
профиль_spb

мелкие мелочи

А наверное ведь писали уже, что определение таланта Хвостова в знаменитой "Оде его сиятельству..."

А ты глубок, игрив и разен

в ритмико-синтаксическом отношении прямо повторяет известную характеристику лорда Байрона в не менее известной строфе "К морю"

Как ты, могущ, глубок и мрачен,

что придает, кажется, всей конструкции и черты автопародии.
профиль_spb

миг вожделенный...



а чувства, между прочим, какие-то очень непонятные, потому что за этой обложкой, за этими 608 страницами -- чуть ли не целая жизнь.
Collapse )



Collapse )
Ну а теперь -- ступай к московским (и невским, и заморским) берегам, новорожденное творенье -- мы долго шли дорогою одной...
профиль_spb

новый летописец

31 октября 1824 г. поэт Б. написал письмо всеобщему ходатаю А. И. Тургеневу, где вдобавок к просьбам еще и пообещал ему список со свеженаписанной поэмы Эда.

В Русск. Арх. 1871 г. это письмецо вместе с письмами Б. 1824 г. к Жуковскому и выдержками из писем Каратыгина Катенину напечатал А. М. Лазаревский, а потом цитировали все кому не лень - в том числе Гофман (С. 235) и И. Н. Медведева (С. 306).

И Гофман, и Медведева упорно указывали, что подлинник письма де хранится к Императорской, а потом просто в Ленинградской Публичной библиотеке, но все мои попытки отыскать его теперь в означенной Публичной библиотеке увенчались глубоким разочарованием: в картотеке - ни на Баратынского, ни на Тургенева - его нету, в ключах к Отчетам тоже не видать.

Как же это так могло случиться? где и как его искать?
и не может ли статься, что и это письмо, и сопутствовавшие ему в РА письма Жуковскому затерялись где-то среди 15985 ед. хр. фонда первого публикатора Лазаревского (ГПБ АН УССР, 15985 ед. хр., 1640-1906)?...